Холистическая медицина во Львове
Проблемы современной медицины
Традиционная медицина
Гомеопатия
Гомотоксикология
Акупунктура
Інформационная медицина
Психотерапия, Психоанализ, НЛП
Санология, Валеология, Технологии здоровья
Биоритмология, Хрономедицина
Антропософская медицина
Медицинские изюминки
Обучение
Публикации
Медицинские центры
Врачебные общества
Наши партнеры
Консультации
Врачи
Фотогалерея
В редакцию журнала "Гигиена и санитария"

Обращение валеолога к здравому смыслу гигиенистов

Уважаемые коллеги!

С тех пор, как на горизонте науки появились "новые" (кавычки принадлежат не мне) науки о здоровье человека, гигиена заняла активную позицию их неприятия, основывая её тем, что санологи и валеологи "украли" у гигиены предмет исследования. Ещё в 1970 году в журнале (№10) было высказано отрицательное суждение редколлегии о целесообразности выделения санологии в новую отрасль науки. Это в полной мере относится и к валеологии: в начале 1996 года я предпринял попытку объяснить гигиенистам научные позиции валеологов (статья называлась "Валеология: имеет ли она право на самостоятельное существование?"), но получил отказ в публикации на том же основании: нет и не может быть других наук о здоровье, кроме гигиены! А проблемой здоровья имеют право заниматься только гигиенисты – именно эта мысль звучит в одной из самых острых критических статей в адрес "новых" наук, принадлежащей перу проф. М.П. Захарченко (5). Оказывается, проблемой здоровья занимаются все, кому не лень: физиологи, фармакологи, спортивные врачи, философы, клиницисты и пр. Но, не зная "научно обоснованных фундаментальных данных по методологическим и методическим подходам к изучению состояния здоровья людей при воздействии факторов среды" (там же, с. 62), все они, конечно, ошибаются. Получил по заслугам и один маститый гигиенист, который утверждал, что санология – наука об общественном здоровье. (Это действительно грубая ошибка).

Я не напрасно выделил жирным шрифтом часть цитаты из статьи (5). Ведь это и есть предмет исследования гигиены. Не изучает она здоровье как сущность. Гигиена изучает воздействие факторов среды, основываясь на критериях, которыми сейчас характеризуют здоровье. Чаще всего в качестве подобных критериев используют показатели "морбидности" – выход показателя за пределы "нормы". Попытка внедрения методов "гигиенической донозологической диагностики" так и не повернула врача-гигиениста лицом к человеку: пока реалии демонстрируют ситуацию, когда врач-гигиенист " …не умеет и не желает работать с человеком" (6, с.14). Да и термин "донозологическая диагностика", заимствованный из области экстремальной медицины, превратился к сегодняшнему дню в архаизм – ведь степень напряжения адаптационных механизмов свидетельствует лишь о соотношении мощности действующего фактора и резервов адаптации, а не уровне здоровья. Предлагаемые сложные и высокочувствительные методы в виде хромато-масс-спектрометрии биосред с целью (опять же!) выявления отклонений от "нормы" и "иммунологический мониторинг на основе трёхэтапной схемы" (7, 9) вряд ли станут достоянием практического здравоохранения из-за их дороговизны. Но и не это их основной недостаток: опять предстоит исследовать какие-то показатели, меняющиеся под воздействием факторов среды, а не здоровье в целом.

Тот факт, что гигиена развивалась, ориентируясь не на индивида, а на популяцию, нашёл своё отражение и в дефиниции индивидуального здоровья, принадлежащей тем же авторам (5, 6): "здоровье на индивидуальном уровне представляет собой такое состояние структуры, функции и адаптационных резервов…" и т.д. Это, с позиций валеологии, неверно. Ибо здоровье – личностная категория, а не "состояние структуры и функции". Она появляется вместе с человеком и видоизменяется вместе с ним. Для того, чтобы исследовать здоровье, необходимо понять феномен Человека, принципы его организации. Но этого не может сделать гигиеническая наука, ориентированная лишь на данные "физиологического метода" исследования. Для того, чтобы решать подобную проблему, необходимо рассматривать человека как целостного, как систему с многоуровневой иерархией её построения. (Вот здесь и пригодятся знания философов, физиологов, психологов и клиницистов).

К примеру, фундаментальными исследованиями И.А. Гундарова (4) показано, что основная причина ухудшения состояния здоровья населения в России лежит не в материальной сфере, а в сфере духовности. Духовные аспекты здоровья до сего времени не рассматриваются гигиеной, да и вряд ли будут в ближайшее время изучаться, учитывая её методологию, но для валеологии духовность – вершина иерархии системы "Человек", оказывающая своё императивное влияние на функции более низких уровней организации. Предмет исследования валеологии – сущность, механизмы и проявления индивидуального здоровья (вне связи с действующими факторами), то есть всё то, что близко к понятию "жизнеспособность". Разве гигиена занимается этими аспектами здоровья? И можно ли получить оценочные критерии здоровья (имеются в виду прямые количественные показатели), не имея чётких представлений о сущности индивидуального здоровья? Вместо выявления этой сущности гигиенисты анализируют сущность понятия "диагностика" (6).

Особенно ядовитой оказалась критика проф. М.П. Захарченко (5) в адрес автора этих строк. Через 17 лет после того, как в журнале "Гигиена и санитария" увидела свет наша статья (1) по методологии количественной оценки индивидуального здоровья (никем, кстати, не замеченная), и через 10 лет после выхода книги (2) появилось ещё больше оснований утверждать то, что я тогда писал: "Диагностика уровня здоровья - первый шаг в истинно профилактическую медицину… Полагаем, что человечество скоро перейдёт от создания центров здоровья к формированию центров выживания. И в деятельности этих центров наша концепция будет надёжным инструментом". Я не был оригинальным, когда писал о печальном прогнозе для человечества. Ещё И.И. Мечников в своих бессмертных "Этюдах оптимизма" писал: "Природа не пощадила их (исчезнувшие виды - Г.А.); почём знать, не готова ли она поступить так же и по отношению к роду человеческому?" (1988, стр.276).

В самом деле, уже сейчас, несмотря на рост населения Земли, отмечаются признаки глобальных процессов, указывающих на деградацию биологического вида Homo Sapiens:

  • ухудшение репродуктивной функции (снижение количества и ухудшение качества половых клеток, уменьшение массы яичек и просвета семенных протоков у мужчин, рождение ослабленного потомства и т.п.);
  • сужение функциональных резервов на уровне клеток, тканей, систем, организма в целом;
  • нарушение реактивности и резистентности, а также процессов саморегуляции;
  • массовое распространение полисиндромных состояний, представляющих неразрешимую проблему для клиницистов, и мн. др.

Как итог – всё чаще регистрируются отсутствие эффекта при проведении комплексных программ многофакторной профилактики хронических неинфекционных заболеваний, ухудшение "качества" народонаселения и наметившееся снижение средней продолжительности жизни даже в промышленно развитых странах. Всё это, по нашему мнению, указывает на снижение эффективности механизмов здоровья на уровне всей человеческой популяции.

Конечно, всё отмеченное – результат изменений условий жизни человека, которыми, собственно, и занимается гигиеническая наука. Но разве не представляет научного и практического интереса интегральная оценка результата этих изменений в общей сущности здоровья – целиком, а не только фрагментарно – по отдельным показателям? А все ли они, эти условия (факторы среды), учитываются? И являются ли первичные реакции на действие фактора теми изменениями, которые ведут к болезни, то есть "донозологическими состояниями"? "Если нет убедительных доказательств того, что ранние "донозологические" изменения какого-либо показателя при продолжающемся воздействии неминуемо приведут к конкретным нарушениям состояния здоровья человека, то такие "изменения неясной этиологии" никогда нельзя будет связать с… воздействием факторов окружающей среды" – именно эта мысль звучит в статье, открывающей подборку материалов последнего пленума Межведомственного научного совета по экологии и гигиене окружающей среды (9, стр.5). Складывается впечатление, что гигиеническая наука переживает серьёзную методологическую перестройку, ибо формулируется мнение, что "…доказательность результатов влияния факторов окружающей среды на здоровье человека в настоящее время является ключевой проблемой для всей гигиенической науки" (там же, стр. 5). А что, раньше (до появления "доказательной медицины") эта проблема не существовала?

Накопленные в валеологии научные данные дают возможность решения проблем, выходящих за рамки методологии гигиены. Так, разработанная нами методология и методика оценки уровня соматического здоровья позволили описать феномен "безопасного уровня" здоровья и дать ему количественную характеристику (2), что даёт возможность поставить первичную профилактику хронических неинфекционных заболеваний на строго научную основу: выход индивида за пределы "безопасной зоны" здоровья предусматривает проведение мероприятий "превентивной реабилитации" и возвращение его к тому уровню здоровья, который препятствует формированию и манифестации заболеваний. К сожалению, доля населения, находящегося в "безопасной зоне" здоровья, с каждым годом неуклонно уменьшается: за последние 15 лет в Украине она уменьшилась в 8-10 раз. При выходе индивида из "безопасной зоны" здоровья проявляется феномен "саморазвития" патологического процесса даже без наличия факторов, выходящих за пределы ПДК и ПДУ. Подобный феномен не укладывается в методологию гигиены (хотя теоретическая возможность его проявления была обоснована гигиенистами), но он существует, описаны его механизмы (3).

С учётом описанных феноменов весь диапазон медико-социальных состояний человека может быть представлен в следующей классификации:

  • здоровье (уровень от "безопасного" и выше),
  • предболезнь (уровень ниже "безопасного" до появления признаков "морбидности" – выхода отдельных показателей функций за пределы нормы),
  • неманифестированный патологический процесс,
  • болезнь (начало манифестации патологического процесса).

При этом, состояние больного следует оценивать как обычной – нозологической – моделью диагностики, так и ненозологической – по прямым показателям здоровья. Взаимоотношения сано- и патогенеза определяют конечный исход болезни: выздоровление, переход в латентную форму, смерть. Таким образом, задача, которая ставится в упоминавшейся статье (9) – необходимость классификации донозологических состояний, в валеологии решена.

Можно не соглашаться с подобной классификацией, но для этого нужны весомые аргументы. Есть общепринятый подход для выявления различий или идентичности наук: анализируется база научных данных в каждой из них. Так вот: эта база в гигиене и валеологии практически не совпадает, хотя цели и задачи у них общие – первичная и вторичная профилактика заболеваний. Но гигиенистам трудно провести этот анализ: они не печатают и не читают трудов валеологов. На пользу ли это нашей общей науке – профилактической медицине? Неужели данные, изложенные выше, не представляют интереса и не вызывают доверия только потому, что они получены в разделе профилактической медицины, носящем название "валеология", а не "гигиена"? Как правильно отмечает в своей статье (8 ) видный гигиенист-токсиколог И.М. Трахтенберг, …"гигиена и санология (валеология) – не конкуренты, а единомышленники, стоящие по одну сторону баррикады и дополняющие возможности друг друга своими специфическими средствами. Их противопоставление шло бы во вред науке (с.155)".

Валеологи открыты для дискуссии и совместной деятельности. И нет, вероятно, принципиальных возражений против того, чтобы медицинское направление в валеологии стало самостоятельным направлением гигиены (в валеологии есть ещё несколько направлений со своими оригинальными предметами исследования), как это сделано, например, в Украине: практическая специальность "врач-санолог" отнесена к комплексу гигиенических наук. Несомненно, дискуссия будет полезна. Её можно провести на страницах журнала "Гигиена и санитария" либо "Валеология" издательства Ростовского Государственного Университета. Только без проявлений патернализма и амбициозности. Мы делаем общее дело. Основоположник отечественной гигиены Ф.Ф. Эрисман потратил много сил и энергии, чтобы доказать своим современникам-врачам, что гигиена является наукой и разделом медицинской науки, в частности. История повторяется?

Председатель Проблемной комиссии МЗ и
АМН Украины "Санология и валеология"
проф. Апанасенко Геннадий Леонидович



Литература

1.Апанасенко Г.Л. О возможностях количественной оценки уровня здоровья человека//Гигиена и санитария.-1985.-№6.- с.55-58

2. Апанасенко Г.Л. Эволюция биоэнергетики и здоровье человека. СПб: Петрополис, 1992. 124 с.

3. Апанасенко Г.Л., Попова Л.А. Медицинская валеология. Киев: Здоровье, 1998, 247 с.

4. Гундаров И.А. Почему умирают в России, как нам выжить? М., 1995. 100 с.

5. Захарченко М.П. Профилактическое направление в медицине и "новые" науки о здоровье людей//Гигиена и санитария- 1998.- №5- с.62-64.

6. Кошелев Н.Ф., Захарченко М.П., Селюжицкий Г.В. Проблема гигиенической донозологической диагностики в современной медицине//Гигиена и санитария.- 1992.- №11. -с. 14-17.

7. Сидоренко Г.И., Захарченко М.П., Морозов В.Г., Кошелев Н.Ф. О некоторых методологических проблемах донозологической гигиенической диагностики//Гигиена и санитария.-1993.-№7.-с.13-16.

8. Трахтенберг И.М. Гигиена и санология: противостояние или взаимодействие?// Международный медицинский журнал.-1999.-№1 -с.151-157.

9. Экологически обусловленные заболевания человека: методологические проблемы и пути их решения (по материалам пленума Межведомственного научного совета по экологии человека и гигиены окружающей среды)// Гигиена и санитария, - 2001,- №5.-с. 3-82.



Валеология, 2002, №1, 81-83







Проблемы современной медицины | | Традиционная медицина | | Гомеопатия | | Гомотоксикология | | Акупунктура | | Інформационная медицина | | Психотерапия, Психоанализ, НЛП | | Санология, Валеология, Технологии здоровья | | Биоритмология, Хрономедицина | | Антропософская медицина | | Медицинские изюминки | | Обучение | | Публикации | | Медицинские центры | | Врачебные общества | | Наши партнеры | | Консультации | | Врачи | | Фотогалерея |

© 2001 Александр Задорожный, дизайн Дмитрий Шутко.
Ukrainian Russian