Холистическая медицина во Львове
Проблемы современной медицины
Традиционная медицина
Гомеопатия
Гомотоксикология
Акупунктура
Інформационная медицина
Психотерапия, Психоанализ, НЛП
Санология, Валеология, Технологии здоровья
Биоритмология, Хрономедицина
Антропософская медицина
Медицинские изюминки
Обучение
Публикации
Медицинские центры
Врачебные общества
Наши партнеры
Консультации
Врачи
Фотогалерея

Подписка на рассылку
"Как правильно болеть"
Журнал
Школа Своего Дела

О некоторых взглядах на проблемы валеологии

Г.Л.Апанасенко

Валеология как наука находится в стадии формирования. Она вызвала колоссальный интерес со стороны многих учёных. Каждый из них высказывает свои взгляды и соображения по поводу новой науки, пытается формулировать её основные положения. При этом указанные формулировки и их содержание всегда увязываются с теми проблемами, которые стояли в центре внимания того или иного исследователя, накладывая глубокий отпечаток на видение проблемы. Попытаемся рассмотреть некоторые из них.

Один из самых авторитетных учёных постсоветского пространства В. П. Казначеев не мог не заметить рождения валеологии и включился в разработку её основных проблем. Пожалуй, нет более убедительных аргументов в пользу новой науки, чем те, которые он приводит. Существует колоссальной мощности социальный заказ на науку о здоровье. Славянский этнос, по его мнению, погибает. Если не будут предприняты срочные меры, уже к середине 21-го века население России сократится вдвое. (Это, естественно, касается и других государств, образовавшихся на территории бывшего СССР). Здесь практически нечего возразить, хотя некоторые аспекты проблемы и нуждаются в уточнении. (Мы сделаем это несколько позже). Но почему-то В.П. Казначеев видит себя в роли основоположника валеологии, отводя И.И. Брехману лишь роль автора термина "валеология". По его мнению, Брехман - лишь один из разработчиков проблемы адаптации человека в условиях Крайнего Севера, руководство которой осуществлялось академиком. И он, на основании полученных при разработке этой проблемы данных, использовал уже известный (?) в литературе термин valeo (да, действительно, этот термин использовал ещё А.С. Пушкин!) для названия новой науки. Между тем, правда заключается в том, что именно Брехман впервые предложил выделить индивидуальное здоровье в самостоятельный предмет исследования, положив начало новой науке. И истоки рождения этой идеи лежат не в области адаптологии. Фундаментальной основой рождения данной идеи явилось новое направление в фармакологии, созданное Брехманом, - фармакосанация (лекарства для здоровых). Обнаружив эффект положительного влияния на функции здоровых людей некоторых биологически активных веществ, Брехман не нашёл в современной ему науке направления, которое могло бы вместить в себя полученные им факты. Вот как сам Брехман пишет в своей последней книге (1994) о рождении валеологии: "Валеология зародилась в начале 80-х гг. во Владивостоке. Она появилась не на голом месте, не в виде наития, а явилась логическим продолжением исследований учёных Дальневосточного филиала АМН СССР - РАН и других научных и лечебных учреждений России по созданию лекарственных пищевых веществ, способствующих сохранению и укреплению здоровья" (с.19).

В.П. Казначеев термин "санология" трактует как "обобщённое учение о причинах болезни, предболезни, методах и средствах её лечения и профилактики" (с.70). При этом он отталкивается от термина "sano" (лат.) - лечить, исцелять. Но ведь есть ещё и термин "sanos"- здоровье. Именно он лёг в основу известного высказывания Ювенала: "Mens sana in corpore sano magnum bonum est" - "в здоровом теле здоровый дух - наивысшее благо". Создатели учения о саногенезе (предтече валеологии) С.М. Павленко и С.Ф. Олейник именно так трактовали этот термин, понимая под саногенезом динамический комплекс защитно-приспособительных механизмов, возникающий при воздействии чрезвычайного раздражителя и направленный на осуществление процессов выздоровления. То есть, они говорили о механизмах здоровья. Не их вина, что в то время они не могли чётко сформулировать мысль о том, что механизмы здоровья действуют не только у больного, но и здорового. А "обобщённое учение" о причинах и механизмах развития болезни уже давно обозначается устоявшимся термином "этиопатогенез".

Есть ли необходимость уточнять эти терминологические особенности? Полагаем, что есть, ибо терминологическая неразбериха может нанести вред развитию молодой науки. А так уж необходимо резко отделять валеологию от медицины, как это рекомендует В.П. Казначеев и вслед за ним его последователи? Не следует забывать, что в основе валеологии лежит категория, вышедшая из медицины. Это - здоровье. Поэтому медицинские аспекты валеологии на сегодняшний день развиты в наибольшей степени. И цель у валеологии и медицины одна - достижение здоровья. Кроме того, оценка эффективности всех мероприятий, направленных на достижение здоровья, не может решаться без применения медицинских технологий. Если убрать из валеологии медицинские аспекты, теряется возможность управления здоровьем из-за отсутствия обратной связи. Да, коренные отличия в методологии и методах достижения здоровья в медицине и валеологии существуют, и именно об этом говорил И.И. Брехман. Но он не отделял валеологию от медицины: ведь без медицины не может быть полноценной теории и практики валеологии. Следует также учитывать, что в поле зрения валеологии в настоящее время попадают не только здоровые (а их сейчас практически нет) и индивиды, находящиеся в третьем состоянии, но и больные люди. Категория "предболезнь" также появилась в медицине. Тот, кто занимался реальными мероприятиями первичной профилактики заболеваний на производстве, вправе заявить: "…самая главная ошибка специалистов, работающих в области теоретической валеологии, заключается в отторжении валеологии от медицины, и именно превентивного, профилактического её направления" (Е.А. Овчаров и соавт.,1999, с.12).

Не очень удачной нам представляется и трактовка В.П. Казначеевым "внутренней картины" здоровья. И сам термин, и его трактовка далеки от тех представлений, которые сложились в комплексе наук о человеке на протяжении веков. По Казначееву "внутренняя картина" здоровья - это квадрат, верхняя сторона которого - биологические резервы (иммунитет, гормоны, обмен, секс). Левая сторона - физические возможности человека, способность выполнять работу. Нижняя сторона - психо-эмоциональные резервы (память, её характер и т.п.). И наконец, правая сторона - социальные возможности (в том числе -способности "ведущего" или "ведомого"). При такой модели "внутренней картины" здоровья трудно выявить иерархию в организации системы "человек", взаимосвязь и взаимоотношения уровней иерархии и т.п. Но эта модель уже перекочевала в учебные пособия по валеологии (Э.М. Казин и др., 2000).

Есть ли другая модель?

Испокон веков человек рассматривается как триединая структура (более всего схожая с пирамидой) с чётко выраженной иерархией построения: сома (тело), психика и духовность. Телесный уровень организации человека характеризуется устойчивостью и резервами процессов его самоорганизации: гомеостаз, адаптация, реактивность, резистентность, репарация, регенерация, онтогенез и др. (заметим: перечисляются функции, а не структурные элементы, которые их обеспечивают). Второй уровень организации -психический. Именно здесь рассматриваются память и её особенности, другие психические и эмоционально-интеллектуальные характеристики личности, в том числе способности "ведущего" и "ведомого". Вершина иерархической структуры системы "человек" - духовность. Степень духовности (в частности - альтруизм, любовь к ближнему) накладывает глубокий отпечаток на состояние психики (для этого уровня характерен эгоизм), а психика, в свою очередь способна стимулировать или тормозить соматические функции. Всё, что является результатом функционирования системы "человек", - это проявления здоровья (термин наш), то есть способность выполнения индивидом своих биологических (выживание, репродукция) и социальных функций. В описанной модели есть и логика, и иерархия, и стройность. Есть место и "проявлениям" здоровья.

Могучий интеллект и широчайший научный кругозор В.П. Казначеева позволяет ему рассматривать множество проблем применительно к аспектам валеологии - от космогонических до менеджмента. Но именно здесь хотелось бы увидеть и проявления ортодоксальности. Да, действительно, валеология как комплекс наук о здоровье нуждается в очень скрупулёзном и щепетильном обосновании всех тех критериев, которые делают науку наукой: предмет, объект, теоретические основы, методы и задачи. Издавая труд под многообещающим названием "Основы общей валеологии", следовало бы об этом подумать особо.

Есть и ещё одна особенность, которая характеризует работы В.П. Казначеева в рассматриваемом аспекте: в них нет ни единого слова о самом предмете исследования валеологии - индивидуальном здоровье человека. Есть всё: особенности адаптационных реакций, генетические, эндокринные, психологические, экологические, конституциональные, репродуктивные, социально-экономические, правовые, управленческие и другие аспекты проблемы. Но ничего нет о сущности индивидуального здоровья, методологии и методах его оценки, возрастных его аспектах и пр. Если, конечно, не считать модель "внутренней картины" здоровья. Но она, как было показано нами выше, не может считаться удачной.

Различным аспектам индивидуального здоровья посвящено большинство публикаций проф. В.П. Куликова. Его нестандартный подход к решению проблем, прекрасная клиническая подготовка, способность к синтезу своих и литературных данных ставят, на мой взгляд, этого исследователя в первую шеренгу валеологов России. Им впервые предложена трёхмерная модель индивидуального здоровья. Положительно оценивая его поиск в решении главной проблемы валеологии - оценки индивидуального здоровья - выскажем, однако, несколько соображений по поводу его подходов. Для обозначения потенциала здоровья индивида, определяющим его количество и качество, В.П. Куликов вводит термин "сантивность" (от sanos - здоровье). Вероятность болезни, ограничения жизнестойкости и, в конечном счёте, смерти обозначается термином "пативность". Всё это очень логично. Но вот дальнейшие рассуждения автора могут, на наш взгляд, завести в тупик. Он пишет (с.18): "Основываясь на представлениях о взаимообусловленности пативности и сантивности, мы предложили использовать болезнь для верификации количественных показателей здоровья" (выделено мной - Г.А.).

Что же это получается? А получается то, что мы вернулись к тому, от чего так стремились уйти: "здоровье" мы опять характеризуем через "болезнь". Со всей ли определённостью можно утверждать, что "…болезнь есть всегда снижение количества здоровья"? (с 18). Полагаем, что этот тезис сомнителен. Патологический процесс может возникнуть не только вследствие снижения резервов здоровья, но и по причине воздействия негативного внешнего или внутреннего фактора, скомпенсировать который невозможно при реально существующих у индивида резервах здоровья (сантивности). С другой стороны, течение возникшего под влиянием этих факторов, допустим, инфаркта миокарда, сроки и степень восстановления функций будут обусловлены сантивностью, а не пативностью. Ведь основным свойством процессов здоровья является компенсация патологического процесса, и прямой взаимосвязи между сантивностью и пативностью, по нашему мнению, нет. Хорошо известны имена выдающихся спортсменов с грубыми органическими поражениями клапанного аппарата сердца, но это не мешало им эффективно выполнять свою социальную функцию - достижение высокого спортивного результата. Ну и главное: не имея прямой информации о процессах здоровья, мы не сможем проводить полноценное управление этими процессами, то есть осуществлять процесс оздоровления. В то же время, полагаем, что представления о "сантивности" и "пативности" найдут своё место в решении проблем валеологии.

Публикации последних лет дают возможность заключить, что валеологи всё чаще обращаются к проблемам духовности человека как основного фактора, формирующего его здоровье ( И.А. Гундаров, 1995; М.Л.Кузнецова и С.П. Сорокина, 2000). Это не значит, что валеология претендует на формирование духовности; нет, для этого существуют другие социальные институты. Но выявить суть обсуждаемых аспектов проблемы под силу только валеологии. Ведь гигиена, претендующая на звание "науки о здоровье", среди множества факторов, определяющих формирование, сохранение и укрепление здоровья, не числит категорию "духовность".

Небольшой по объёму труд И.А. Гундарова (1995) основан, тем не менее, на анализе колоссального статистического материала. И даёт возможность прийти к необычным выводам.

За время, прошедшее после распада СССР, в Украине, России, Белоруссии и некоторых других бывших советских республиках, существенно повысились показатели смертности во всех возрастных группах мужчин и женщин. Быстрее всего росла смертность от насильственных причин - убийств, самоубийств, травм и отравлений, но по-прежнему печальное лидерство как причина смерти занимали сердечно-сосудистые заболевания. При одновременном снижении рождаемости реальным фактом стала депопуляция большинства регионов бывшего СССР.

Общепризнанно, что в основе всех этих негативных демографических сдвигов лежит экономический кризис, обнищание населения, снижение уровня и качества медицинской помощи и т.п. Однако, против этого мнения, как утверждает автор, свидетельствуют следующие факты.

  1. Валовой национальный продукт и доходы на душу населения в СССР и социалистических странах с 50-х и до начала 90-х г.г. неуклонно увеличивались. Соответственно этому – но только до середины 60-х –сокращались и показатели смертности. С середины 60-х показатели смертности поползли вверх, несмотря на рост материального благосостояния.
  2. Один из самых ярких парадоксов перестройки заключается в том, что даже на просторах бывшего СССР чётко выделились две группы республик, динамика показателей смертности в которых противоположна. К 1-й группе относятся Украина, Россия, Белоруссия, Прибалтийские республики, Молдова, Армения, Казахстан. Ко второй – Среднеазиатские республики и Азербайджан. В 1-й группе средний доход на душу населения составил около 6 тыс. рублей, во второй – около 3-х. За годы перестройки стоимость валового национального продукта в обеих группах снизилась приблизительно на 40%. Однако в 1-й группе смертность возросла на 10%, во второй - снизилась на такую же величину.

Таким образом, делает вывод И.А. Гундаров, существует некий нематериальный фактор, сила которого значительно превышает влияние экономического неблагополучия. Этот фактор не может быть сведён к алкоголизации населения, т.к. анализ показателей общей смертности в связи с потреблением алкоголя на душу населения в различных странах мира указывает на отсутствие подобной связи.

Что же это за фактор? И автор постепенно подводит читателя к выводу о том, что этот фактор - ущербная духовность общества.

Духовность может быть определена как особая деятельность сознания, направленная на постижение смысла жизни, её целей, общее мироощущение (мы несколько изменили формулировку автора). На этой основе более низкими уровнями организации личности (душевными) формируются критерии добра и зла, оценка по ним людей и событий, формирование мотивов поведения в согласии или противоречии с общечеловеческими принципами нравственности. Духовность формируется культурой, религией, образованием, воспитанием. Духовно благополучным можно считать тип деятельности, соответствующий общечеловеческим заповедям, закреплённым народной мудростью для оптимального существования человека и общества. Противоположные мотивы деятельности относятся к сфере духовного неблагополучия.

В связи с изложенным, напрашивается вывод, что улучшение демографической ситуации во 2-й группе республик бывшего СССР ( а все они исповедуют ислам) связано с усилением религиозной активности, жёстко регламентирующей жизнедеятельность и поведение членов данного социума.

В 1-й же группе, ведущей религией которого является Христианство в различных его конфессиональных формах или атеистическое мировоззрение, воздействие религиозных канонов было намного меньше. Для доказательства этого положения приводятся данные о показателях духовного неблагополучия (внебрачные и брошенные дети, разводы и др.), в зависимости от материального благополучия регионов. Оказалось, что маркёром духовного неблагополучия российского общества может служить преступность: кривые показателей общей смертности и преступности в России полностью совпадают.

Совершенно очевиден вывод о правоте библейской истины: стремление к материальному благополучию и духовному богатству - не однонаправленные процессы. Таким образом, "дорога к храму" - это отнюдь не экономический прогресс. Можно полагать, что именно духовное неблагополучие (в Библейском выражении - "смертный грех"), заключает И.А. Гундаров, является основным фактором риска депопуляции постсоветского пространства. Ущербная духовность реализуется в вполне конкретные механизмы психо-эмоционального напряжения или угнетения функций, являющегося фактором риска развития заболеваний и увеличения случаев смерти.

Вызывает удивление тот факт, что по сути фундаментальный труд И.А. Гундарова не был замечен ни широкой медицинской общественностью, ни политической элитой страны.

Несмотря на волну очернительства валеологии, распространившуюся в России, продолжают выходить учебники и учебные пособия по новой учебной дисциплине. Последнее издание, вышедшее в России - "Основы индивидуального здоровья человека (введение в общую и прикладную валеологию" (авторы - Э.М. Казьмин, Н.Г. Блинова и Н.Г. Литвинова, Москва, "Владос". 2000, 190 с.). Оно предназначено для студентов высших учебных заведений и содержит все необходимые сведения о новой науке, включая проблемы валеологизации образовательной среды и организации валеологической службы в системе образования. Несмотря на значительное количество неточностей и даже ошибочных, на наш взгляд, положений, данное пособие выгодно отличается от предыдущих изданий, трактующих валеологию как "науку о здоровом образе жизни" (Б.Н. Чумаков, 1997 и др.). В то же время хотелось бы пожелать авторам при переиздании книги проявить больше научной щепетильности. Даже при поверхностном прочтении пособия мы обнаружили несколько прямых заимствований из нашей монографии "Эволюция биоэнергетики и здоровье человека" (с. 23, 26, 38 и др.), хотя в перечне литературы этот источник даже не представлен. Зато нам приписывается сомнительный приоритет в использовании отношения ЖЕЛ/масса тела в качестве важного показателя здоровья.

Написание данной статьи вызвано одним - желанием автора уточнить некоторые фундаментальные положения валеологии и, быть может, вызвать дискуссию по этим положениям на страницах единственного на территории постсоветского пространства (не исключено,что и в мире) журнала "Валеология". В этом уважаемом журнале появилась новая рубрика -"Полемика", на страницах которой учёные и практики - валеологи могут отстаивать свои позиции.

Основоположник валеологии И.И. Брехман любил и часто повторял латинскую поговорку: "Я сделал всё, что мог. Пусть другой сделает лучше". Лучше сделать трудно, но стремиться к этому нужно. Валеология развивается.

Л И Т Е Р А Т У Р А
1. Апанасенко Г.Л. Эволюция биоэнергетики и здоровье человека. - С.-П., Петрополис, 1992, с.123.
2. Апанасенко Г.Л.,Попова Л.А. Медицинская валеология. Киев, Здоровье, 1998. 247 с.
3. Апанасенко Г.Л. Валеология на рубеже веков// Валеология. №1, 2000, с.4-11
4. Апанасенко Г.Л. Автобиографические заметки о здоровье. Николаев.2001, 139 с.
5. Брехман И.И. Что противопоставить вредному действию алкоголя. Владивосток, Дальпресс,1994. 70 с.
6. Гундаров И.А. Почему умирают в России, как нам выжить? Москва, 1995. 100 с.
7. Казьмин Э.М., Блинова Н.Г., Литвинова Н.Г. Основы индивидуального здоровья человека. М.,,Владос, 2000, 190 с.
8. Казначеев В.П. Введение в проблемы общей валеологии// Валеология, № 3-4, с. 70-104
9. Казначеев В.П. Основы общей валеологии. Воронеж, НПО "МОДЭК".1997, 48 с.
10. Кузнецова М.Л., Сорокина С.П. Валеология и смысл жизни //Валеология, №1, 2000, с.11-15
11. Куликов В.П. Трёхмерная модель здоровья. Сантивность и пативность //Валеология. №1, 2000, с.15-21
12. Овчаров Е.А.,Радионова Л.В.,Борш Е.Е. Концептуальные основы валеологии в области формирования, укрепления и охраны здоровья населения…//Валеология, №4, 1999, с.10-16
14. Чумаков Б.Н. Валеология - наука о здоровом образе жизни. М.,1997. 247 с.
15. Апанасенко Г.Л. О возможности количественной оценки уровня здоровья человека // Гигиена и санитария, 1985, N 6 с.55-58.






Проблемы современной медицины | | Традиционная медицина | | Гомеопатия | | Гомотоксикология | | Акупунктура | | Інформационная медицина | | Психотерапия, Психоанализ, НЛП | | Санология, Валеология, Технологии здоровья | | Биоритмология, Хрономедицина | | Антропософская медицина | | Медицинские изюминки | | Обучение | | Публикации | | Медицинские центры | | Врачебные общества | | Наши партнеры | | Консультации | | Врачи | | Фотогалерея |

 Александр Задорожный, дизайн Дмитрий Шутко.
Ukrainian Russian