Холистическая медицина во Львове
Проблемы современной медицины
Традиционная медицина
Гомеопатия
Гомотоксикология
Акупунктура
Інформационная медицина
Психотерапия, Психоанализ, НЛП
Санология, Валеология, Технологии здоровья
Биоритмология, Хрономедицина
Антропософская медицина
Медицинские изюминки
Обучение
Публикации
Медицинские центры
Врачебные общества
Наши партнеры
Консультации
Врачи
Фотогалерея

Подпишись на рассылку
"Как правильно болеть"
E-mail:

ЗАКОНЫ ЭВОЛЮЦИИ И ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА
(Почему вымирают славяне?)

Г.Л. Апанасенко

В древней притче рассказывается о том, как трёх слепцов попросили описать слона. Один из них нащупал хвост, второй хобот, третий – ногу. Очевидно, что их описание слона существенно различались. Наши врачи напоминают мне этих слепцов: регистрируя отклонения в состоянии отдельных функций пациента, они совершенно не замечают изменений всей человеческой природы.

В самом деле, современная медицина разделила человека на множество специальностей – по органам и системам. И нет ни одной специальности (кроме валеологии), которая рассматривала бы человека целостного. И, может быть, ничего в этом не было бы плохого, если бы в последние десятилетия не получили бы такого широкого распространения так называемые «полисиндромные состояния», когда каждый «узкий» специалист с полным правом ставит пациенту «свой» диагноз. И ситуация для пациента складывается безвыходная: он не может проглотить то количество таблеток, которые выписываются врачами в соответствии с принятыми методами лечения. Потому что он умрёт. И это тупик.

И никто не задумывается над тем, что же происходит с биологическим видом Homo Sapiens в современных условиях, как найти выход из той ситуации, которая сложилась? А ситуация сложилась катастрофическая: темпы депопуляции в славянских государствах постсоветского пространства возрастают с каждым годом. В России они составляют 0,8%; а в Украине – 1% в год. Важнейшим компонентом этого процесса является высокая смертность мужской славянской популяции в возрасте 20-50 лет. Это явление получило в научной литературе название «сверхсмертность славянских мужчин». Cockermham (13) считает это феномен наиболее важным событием здравоохранения ХХ века.

Следует задуматься над простой закономерностью: любой биологический вид, появившись на белый свет и пережив пик своего расцвета, вымирает. Вымирает по одной простой причине – изменились условия существования, к которым он был приспособлен. Сейчас на Земле сохранилось не более 0,01% всех видов, рождённых эволюцией, и с каждым десятилетием их количество сокращается.

Является ли Человек счастливым исключением из этой печальной закономерности? Если иметь в виду только биологическую суть человеческого естества, то вряд ли. Однако Человек – существо социально активное, он в состоянии не допустить подобного развития событий. И для этого нужна соответствующая целенаправленная деятельность, основанная на фундаменте современной науки. Но пока Человек так организует свою социальную активность, что только способствует ускорению своей гибели. «Болезни цивилизации», «экологический кризис», «озонная дыра» и т.п. – термины, давно сошедшие со страниц научных изданий в повседневность наших современников. И это происходит, несмотря на то, что в орбите научных исследований сегодня всё больше так называемых глобальных проблем: экологических, демографических, ресурсных и т.д.

Известный французский эколог Ф.Рамад [1981] заключил свой обстоятельный труд „Основы прикладной экологии" весьма примечательными словами: „Сейчас, в конце 20-го столетия, никто не станет отрицать, что только радикальные изменения взаимоотношений между человеком и природой позволят нам избежать судьбы динозавров». Добавим от себя: не только с окружающей нас природой, но и со своей собственной, человеческой природой, подвергающейся серьезным испытаниям в современном мире.

Что же произошло с современным человеком?
В эволюции живого рассматриваются два энергетических принципа: экстенсивного и интенсивного развития жизни. Первый связан с захватом энергии биосистемами (распространение видов), а второй — с эффективностью ее использования. При эволюции живых систем все более существенную роль играют процессы, направленные на улучшение качества использования энергии. Установлено, что прогрессивная эволюция живого мира связана с усилением интенсивности дыхания (внутриклеточного энергообразования) организмов. Этот показатель в перерасчёте на 1 г условного организма в процессе эволюции возрос с 0,09 мвт у простейших до 39 мвт у приматов (рис.1).

Биологический смысл этого процесса состоит в увеличении мощности внутриклеточного энергообразования, а, следовательно, и величины активного обмена, обеспечивающего полноту приспособительных реакций. При этом скорость биохимических реакций – основы процессов жизнедеятельности – возрастает в миллионы раз. Физический же смысл прогрессивной эволюции заключается во все большем удалении от состояния равновесия, от состояния той первичной среды, в которой возникли первые живые системы.

Таким образом, возрастание активного обмена, или интенсивности энергообразования, — итоговая мера прогресса. Чем выше доступные для использования резервы биоэнергетики, тем организм жизнеспособнее, ибо жизнь поддерживается тратой энергии. При этом отмечается одна важная закономерность: чем мощнее аппарат митохондрий, являющийся субстратом энергопотенциала клетки, тем больший диапазон внешних воздействий она способна выдержать и восстановить свою структуру. От максимальных возможностей аэробного энергообразования зависит жизнеспособность - устойчивость индивида к гипоксии, кровопотере, интоксикации, проникающей радиации и т.п. (1,5,6 и др.)

Жизнеспособность – биологическая сущность физического здоровья человека. По резервам аэробного энергообразования можно ранжировать уровни физического здоровья. Мы разработали экспресс-систему оценки уровня физического здоровья (УФЗ), доступную для среднего медперсонала, малотрудоёмкую и не требующую сложного оборудования (2). В результате появилась возможность проводить масштабные исследования.

В наших исследованиях показано: чем ниже УФЗ, тем чаще встречаются эндогенные факторы риска развития хронических соматических заболеваний и сами заболевания, а также смертность от них (рис.2,3). В то же время существует «безопасный уровень» здоровья, выше которого практически не встречаются ни эндогенные факторы риска, ни сами заболевания. Очевидно, что «безопасный уровень» - это тот резерв энергообразования, который достигнут человеком в процессе эволюции. Для того, чтобы его сохранить, необходимо придерживаться определённых принципов жизнедеятельности. Эти принципы обозначаются как «здоровый образ (стиль) жизни». Если их не придерживаться, человек начинает «сползать» с лестницы эволюции. И при этом закономерно появляются нарушения в деятельности биосистемы.

Какие же механизмы лежат в основе этих нарушений?
Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить некоторые особенности энергетического метаболизма.

В качестве основного субстрата для энергообразования (накопление макроэргов) используются, главным образом, углеводы и жиры. Наиболее мобилизируемым и доступным субстратом являются углеводы (глюкоза крови, гликоген печени и мышц), а наиболее энергоемким - жиры. При повышении требований к организму (например, при физической нагрузке) интенсификация энергообразования проходит несколько стадий: расход запаса макроэргов - анаэробное окисление углеводов (кислородтранспортная система еще не достигла уровня функционирования в соответствии с кислородным запросом) - аэробное окисление углеводов - окисление жиров (жирных кислот).

Для аэробного окисления субстратов до воды и углекислого газа при интенсивном энергообразовании необходимы следующие условия:

  1. достаточная плотность митохондрий в реципиентной ткани, которая удовлетворяет требованиям ресинтеза АТФ аэробным путем;
  2. промежуточные продукты обмена не должны лимитировать скорость метаболических реакций в цикле Кребса;
  3. достаточная доставка кислорода к цепи транспорта электронов в митохондриях.
  4. .

Если аэробная форма утилизации субстрата лимитируется одним или несколькими из этих факторов, подключается анаэробный метаболизм, который поддерживает необходимую скорость продукции АТФ. Момент подключения механизмов анаэробной энергопродукции обозначается как порог анаэробного обмена (ПАНО). Этот порог выражается в единицах мощности работы (Вт) или же процентах от потребления кислорода на максимуме аэробной мощности (%МПК).

Особенности стиля жизни наших современников характеризуются снижением двигательной активности – общего объёма, интенсивности, амплитуды и усилий при движениях. По данным исследований, заказанных обувными фирмами, сто лет назад средний человек проходил 75 тысяч км за свою жизнь, сейчас – не более 25.

МПК и ПАНО могут изменяться независимо друг от друга и обнаруживают большую индивидуальную вариабельность. Но при снижении МПК всегда снижается ПАНО. Более того, темп падения ПАНО при физической детренированности может превышать тепм падения МПК. У лиц, не уделяющих достаточного внимания двигательной активности с оздоровительной целью, ПАНО находится на уровне 20-45% от МПК, у тренирующихся с одоровительной целью - 55-60%, у спортсменов экстракласса -90% от максимальной окислительной мощности.

Уровень ПАНО является важнейшим показателем эффективности (экономичности) энергообразования. И это связано, прежде всего, с тем, что при энерготратах выше уровня ПАНО эффективное аэробное энергообразование преимущественно за счет жиров сменяется малоэффективным анаэробным энергообразованием за счет углеводов. Главный же фактор снижения эффективности энергетического метаболизма состоит в следующем: при аэробном окислении 1 молекулы глюкозы образуется 36 молекул АТФ, при анаэробном всего 2. Таким образом, эффективность энергообразования снижается в 18 раз. При этом жиры в качестве энергетического субстрата в анаэробных процессах уже не используются. Показано (10), что у современных мужчин старше 40 лет через 2 минуты после начала физической нагрузки мощностью всего 20% от должных возрастно-половых значений МПК гликолитический механизм энергообеспечения мышечной деятельности не только не выключается (как следовало бы ожидать после окончания периода "врабатывания"), а наоборот, вклад его нарастает, сопровождаясь накоплением лактата и развитием ацидоза. Именно это является причиной того, что активность ферментов, обеспечивающих гликолиз, с возрастом увеличивается, так же как увеличивается и глюконеогенез (образование углеводов из аминокислот). Одновременно с возрастом (так же как и при физической детренированности) вследствие незначительного использования жиров в метаболизме увеличиваются размеры жировых депо, развивается липоидоз внутренних органов. В крови и в тканях повышается общее содержание липидов, изменяется концентрация и соотношение их фракций. Это относится и к холестерину, и триглицеридам, и жирным кислотам. Именно эти изменения в липидном обмене являются, по нашему мнению, основой развития атеросклеротического процесса. Кроме того, из непредельных жирных кислот легко образуются перекиси липидов, являющихся инициатором свободнорадикальных реакций.

В связи с малой энергетической эффективностью гликолитического фосфорилирования и усилением последнего происходит значительное расходование углеводов тканей, прежде всего - гликогена, и накопление недоокисленных продуктов обмена - молочной и пировиноградной кислот.

Все это вместе взятое приводит к гипоэргии (вследствие недостаточного ресинтеза АТФ), прежде всего, в органах с высокими ее затратами. Недостаток макроэргов вызывает активацию генетического аппарата клетки, приводя к гиперплазии и гипертрофии ткани (11). Именно такой механизм лежит, по-видимому, в основе гипертрофических явлений в миокарде на фоне гипоэргии - начальной стадии кардиосклеротического процесса.

Следует указать и на еще одно важное обстоятельство, нередко приводящее в замешательство кардиологов: у лиц, профессиональная деятельность которых связана с большими энергозатратами, отсутствует кардиопротекторный эффект физической нагрузки. Так, по данным Karvonen (14), обследовавшем несколько сотен лесорубов и городских жителей - мужчин, у первых более выражены и эндогенные факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (толщина жировой складки на животе, уровень гиперлипидемии и т.п.), так и последствий этого повышенного риска: у 8% обследованных лесорубов на электрокардиограмме выявлены следы перенесенного микроинфаркта против 3% у городских жителей. В основе этого, казалось бы, парадоксального факта - тот же механизм: резкое ограничение утилизации жиров при физической нагрузке выше уровня ПАНО.

Вторая патогенетическая цепочка, к появлению которой предраспологает гипоэргия - повышение аутолиза клеток тканей организма и снижение, вследствие этого, иммунореактивности организма на чужеродные антигены. Аутолиз - естественный процесс (именно по этой причине при старении возрастает титр противоорганных аутоантител), но он может стимулироваться функциональной нагрузкой, особенно, если эта нагрузка превышает функциональные возможности субстрата. Степень аутолиза и, соответственно, титра противоорганных аутоантител напрямую зависит от функциональной надежности клетки, во многом определяемым резервом ее энергопотенциала.

В качестве иллюстрации приведем результаты исследования миокардиальных аутоиммунных реакций после физической нагрузки «до отказа» у тренированных и нетренированных молодых мужчин (табл.).

Таблица
Миокардиальные аутоимунные реакции до и после велоэргометрической нагрузки до "отказа" у нетренированных (n = 18) и лиц (n = 10/, адаптированных к мышечной деятельности (по:4)

Группа обследованных

Период обследования

Средние величины показателей (М ± м) аутоимунных реакций с миокардиальным антигеном

АБОК

РПК

ТГА

ТМЛ

Аутоимунные компл.

Нетренированные (ПАНО –60-80 Вт)

До нагрузки

6,52 ± 1,08

2,7 ± 0,41

4,9 ± 0,4

2,21 ± 0,1

43,2 ± 4,0

После нагрузк.

9,85 ± 1,25

7,5 ± 0,72

16,0 ± 0,4

1,38 ± 0,1

84,1 ± 7,7

Тренированные (ПАНО – 150-180 Вт)

До нагрузк.

3,58 ± 0,70

2,6 ± 0,31

4,4 ± 0,41

2,11 ± 0,1

42,75 ± 4,2

После нагрузк.

5,27 ± 1,18

3,4 ± 0,31

7,2 ± 1,23

1,92 ± 0,1

52,75 ± 6,4

Обозначения:
АБОК - антителобляшкообразующие клетки;
РПК - реакция потребления комплемента;
ТГА – торможение гемагглютинации, титры;
ТМЛ – торможение миграции лейкоцитов.

Из этих и других данных следует, что после напряженной мышечной деятельности наблюдается усиление аутоиммунных реакций всех типов, стимулированных тканевыми антигенами сердца, печени, скелетных мышц и др. Выраженность реакций зависит от мощности и эффективности процессов энергообразования: чем ниже ПАНО, тем выше проявление аутоиммунных реакций. В этих же исследованиях выявлена обратная коррелляционная связь (r=0,511-0,981) между интенсивностью кардиогенных аутоиммунных реакций и показателями иммунореактивности организма. Усиление напряженности аутоиммунных клеточных взаимодействий, медиаторных реакций иммунокомпетентных клеток, повышенное образование противоорганных аутоантител и аутоиммунных комплексов при увеличении аутолиза клеток, вызванного гипоэргией, определяют механизмы снижения уровня иммунного ответа на чужеродные антигены - атипические клетки, эндогенную и экзогенную бактериальную инфекцию и т.п. Все это ведет к повышению риска развития злокачественных новообразований и инфекционных заболеваний. Этот риск существенно возрастает, когда уже с уровня бытовых и профессиональных нагрузок резко снижается эффективность энергообразования за счет падения ПАНО.

И, наконец, третья патогенетическая цепочка частично также формируется вследствие уменьшения использования жирового субстрата в энергетическом метаболизме и накоплении его в тканях и крови, вследствие чего понижается реактивность тканей к инсулину. В то же время есть основания полагать, что ведущим звеном в развитии инсулинорезистентности является снижение чувствительности и количества инсулинзависимых рецепторов на мембране клеток-мишеней вследствие гипокинезии и гиподинамии. Очевидно, «от неупотребления» ограничивается постоянно существующая при нормальной физической нагрузке деятельность системы синтеза и распада гликогена. Доказательства этому получены нами при исследовании толерантности к углеводам подводников до и после длительного похода. Оказалось, что степень изменения кривой углеводной нагрузки у подводников больше зависит от уровня их двигательной активности в походе (шагометрия), чем от накопления жировой компоненты в составе тела. Повышение резистентности к глюкозе ведёт к целому комплексу изменений (гиперинсулинемия, артериальная гипертензия, гипертриглицеридемия, понижение концентрации липопродеидов высокой плотности в сыворотке крови, ожирение), получившему в последние годы название «метаболического синдрома Х».

Атеросклероз, злокачественные новообразования, диабет ("зловещая триада" по выражению В. М. Дильмана) - ведущие причины смерти современного человека. Эту же триаду иногда называют "нормальными болезнями" старости (7).

Корни развития этих состояний лежат в снижении мощности и эффективности энергообразования (гипоэргии), а также в относительном исключении из энергетического метаболизма жиров. Очевиден и путь предотвращения этих состояний - систематическая физическая нагрузка на уровне аэробно-анаэробного перехода, способная повысить уровень ПАНО.

Данная концепция формирования хронических неинфекционных заболеваний опубликована нами ещё более 10 лет назад (3), однако только сейчас появляются претендующие на оригинальность работы, в которых также обосновываются механизмы гипоэргии («гипоэргоза» по терминологии автора), но без собственных научных данных (8).

Печально, но факт: в нашей стране единицы придерживаются правил здорового стиля жизни. И поэтому даже в пределах одного поколения (20 лет) мы наблюдаем существенное уменьшение популяционной прослойки, находящейся в «безопасной зоне» здоровья (с 8 до 0,8%), вследствие физической деградации популяции. И никакие усовершенствования лечебно-диагностических мероприятий не могут разрешить сложившуюся ситуацию. То есть: медицина бессильна, она может продлить жизнь человека (ненадолго), если он заболел, но вернуть ему здоровье она не в состоянии.

40 лет назад подобная ситуация наблюдалась и в США. В то время эта страна уверенно лидировала в показателях смертности от болезней сердца и сосудов. Однако там удалось переломить общественное мнение, сформировать у населения правильные представления о возможностях сохранить и укрепить своё здоровье. И значительная часть американцев стали активно использовать физические упражнения с оздоровительной целью. Они стали подсчитывать потреблённые с пищей калории, объявили войну курению и алкоголю. И вот результат: с 1970 по 2002 год смертность от инфаркта миокарда в США уменьшилась в 2 раза, а от мозгового инсульта – в 3 раза. Сейчас по данным отдела превентивной медицины Чикагского университета всего 11-13% взрослого населения находятся за пределами «безопасной зоны» здоровья. Несколько хуже обстоит дело с детьми и подростками: это показатель составляет 30-35 %. (12). Сравним: доля украинцев, находящихся сейчас вне пределов «безопасной зоны» здоровья –99%.

Становится очевидным, что именно физическая деградация славянской популяции, которая, в конечном итоге, ведёт к гипоэргии (снижению эффективности внутриклеточного образования), является причиной резкого увеличения показателей заболеваемости и смертности. Согласно закону максимума биогенной энергии Вернадского-Бауэра в соперничестве с другими системами выживает та, которая наилучшим образом способствует захвату энергии и её использованию наиболее эффективным способом.

Очевидно также, что концепция факторов риска развития хронических неинфекционных заболеваний изжила себя: существует единый фактор риска – снижение эффективности внутриклеточного образования за пределы эволюционного порога.

Полагаем, что славянская популяция в результате нарушения условий её существования обречена (если эти условия не изменятся) на вымирание по причине снижения её популяционного энергетического потенциала.

В этом плане большой интерес представляют результаты самого большого в истории эпидемиологии проспективного наблюдения 2 млн норвежцев, длившегося 10 лет (22). Изучалась связь смертности с массой тела. Выявлено, что индекс массы тела связан со смертностью U-образной связью. Смертность была выше у лиц, как с избыточной, так и недостаточной массой тела. В интервале индекса 22-30 (заметим, что не 22-25, то есть “идеальной” массе тела, а именно 22-30 !) смертность была наименьшая.

Значение уровня холестерина плазмы крови также неоднозначно и относительно. Во-первых, ошибочным представляется абсолютизация линейных связей и игнорирование нижних границ нормы. Материалы наблюдений свидетельствуют, что наличие низкого уровня холестерина так же плохо, как и высокого. Необходимость выделения обеих границ нормы для холестерина подтверждается материалами Каунасско-Ротердамского исследования, в котором при 11-летнем наблюдении показана U-образная связь и наличие минимальной точки смертности не при самых низких, а при средних значениях холестерина (13). Таким образом, попытки снизить уровень холестерина при его нормальном значении могут давать нежелательные последствия.

U-образные связи или близкие по значению пороговые эффекты обнаружены для множества других параметров. Это касается и артериального давления. В исследовании 7 стран (18) смертность возрастала только в верхних 20% распределения. К факторам риска относится как высокий, так и низкий уровень АД. При последнем риск внезапной смерти увеличивается более чем в 3 раза.

Такие же U-образные зависимости обнаружены в связях смертности и употребления алкоголя, частоты сердечных сокращений, продолжительности ночного сна и т.д.

Обнаруженная универсальность U-образных связей приводит к необходимости нового мышления при формировании здорового образа жизни. Суть его заключается в том, что рекомендации по ЗОЖ не могут быть одинаковыми для всех. Они принципиально отличаются в зависимости от того, где находится популяция или индивид на U-образной кривой – слева или справа от точки минимальной смертности. При этом конкретные значения показателя на U-образной кривой зависят от региона проживания популяции или индивида и отношения этих значений к конкретным заболеваниям.

Приведенные данные убеждают в ошибочности мнения о допустимости бесконтрольного снижения в популяции уровней факторов риска.

5. Совершенно не учитывается один из самых мощных факторов риска, описанный валеологами – ущербная духовность общества, которая способна существенно увеличить заболеваемость и смертность от всех групп заболеваний (2, 7)

6. И, наконец, – самое печальное: контроль выраженности факторов риска, доступный для среднего европейца, совершенно недоступен для нашего соотечественника. И когда эта возможность появится – неизвестно.

Изложенные факты заставляют пересмотреть многие укоренившиеся представления об эффективности концепции факторов риска.

Специалисты, длительно и профессионально занимающиеся профилактическими программами, обосновано говорят о том, что следует разработать критерии прекращения функционирования профилактической программы в случае неэффективности, а её оценка должна проводится службой, не зависящей от лиц, заинтересованных в её выполнении (12). К сожалению, эти рекомендации повисли в воздухе.

 

Есть ли другой путь решения проблемы?

Позитивный ответ на этот вопрос может дать валеология. Предмет исследования валеологии - индивидуальное здоровье (механизмы самоорганизации живой системы), возможности “управления” ими. Говоря о теоретических основах валеологии, следует указать, что она рассматривает индивидуальное здоровье как самостоятельную медико-социальную категорию, сущность которой может быть количественно и качественно охарактеризована прямыми показателями. При этом здоровье рассматривается как более общая категория в сравнении с болезнью. Предболезнь и болезнь - частный случай здоровья, когда уровень его снижен или имеются его дефекты, а между здоровьем и болезнью выделяются переходные состояния. Болезнь формируется и манифестируется, когда истощаются резервы здоровья (Рис.1) Уровень структурной организации, исследуемый в валеологии - преимущественно организменный, а подход - холистический (целостный).

 

Рис.1

 

Таким образом, валеология (санология) делает акцент на категории “здоровье”, а не “болезнь”.

До появления валеологии феноменология здоровья была чрезвычайно скудной, а гносеологически она основывалась на альтернативе "здоров-болен" (диагноз “здоров” до сих пор формулируется при отсутствии признаков патологического процесса, то есть методом исключения). Научные достижения валеологии позволили существенно расширить феноменологию здоровья. Кратко они представляются следующим образом.

1. Здоровье может быть охарактеризовано количественно. Установлено, что из всех предложенных методов оценки уровня здоровья наибольшей диагностической эффективностью обладает метод оценки энергопотенциала биосистемы по Г.Л.Апанасенко (5). В основе метода лежат представления, основанные на втором законе термодинамики: чем выше энергопотенциал биосистемы, тем она устойчивее. Его снижение ведёт к возрастанию энтропии и деградации системы (1). Энергопотенциал может быть охарактеризован максимальными аэробными возможностями индивида – максимальным потреблением кислорода (МПК). Научная литература заполнена доказательствами того, что МПК определяет устойчивость организма к множеству факторов внешней и внутренней среды – от гипоксии и кровопотери до проникающей радиации (6 и др.). Нами разработана простая “батарея” тестов, доступная среднему медперсоналу, не требующая сложного оснащения и имеющая высокий коэффициент корреляции с МПК (около 0,8). Выделено 5 уровней здоровья. Их характеристика представлена в таблице.

 

Таблица
Клинико-физиологическая характеристика уровней здоровья (мужчины)

Показатели

Уровень здоровья

низкий

Ниже среднего

средний

Выше среднего

высокий

Достигнутая мощность велоэргометрической нагрузки, Вт\кг

1,04 ± 0,06

1,26±0,13

1,88 ± 0,11

2,82 ± 0,08

3,58 ± 0,11

Прирост частоты пульса на пороговой мощности нагрузки, в % от исходной

38,9 ± 1,2

46,6 ± 1,5

68,3 ± 2,3

97,5 ± 1,9

151,0 ± 7,8

Потребление кислорода на пороге толерантности нагрузки, мл\кг\мин

16 ± 7

23 ± 8

29 ± 4

41 ± 3

62 ± 6

Гиперхолестеринемия, % от числа вошедших в группу

22,0

10,2

3,4

0

0

Гипертриглицеридемия, % от числа вошедших в группу

19,0

8,8

0,5

0,5

0,5

Гипо-а-холестеринемия, % отчисла вошедших в группу

27,8

15,1

2,4

0,5

0,5

Индекс атерогенности >4,0; % от числа вошедших в группу

9,8

5,4

2,4

0

0

Выявление хроническо-
го соматического забо-
левания при амбулатор-
ном осмотре; % от чис-
ла вошедших в группу

80-100

60-79

20-40

0-5

0-5

Титр R-белка в сыворотке крови

26262 ± 2039

14019 ± 1108

6400 ± 1077

2560 ± 307

2720 ± 377

 

2. Широкая апробация метода (более 2 тыс. рабочих предприятий г. Киева) позволила описать феномен "безопасного" уровня здоровья (БУЗ) - количественно-охарактеризованный резерв здоровья, препятствующий формированию эндогенных факторов риска развития заболеваний или их манифестации (3, 4). Наличие феномена подтверждено американскими исследователями (15). Логично утверждать, что БУЗ – научная основа первичной профилактики хронических неинфекционных заболеваний.

3. Прогнозирование здоровья - определение вероятности развития хронического соматического заболевания (1) и смерти от него (8) в зависимости от уровня здоровья.

4. При выходе индивида из безопасной зоны здоровья проявляется феномен "саморазвития" патологического процесса без изменения силы действующего фактора. Определены механизмы этого явления (3).

5. Переходное ("третье") состояние - уровень здоровья, ограниченный с одной стороны БУЗ, с другой - началом манифестации патологического процесса.

6. Сформулировано понятие о “превентивной реабилитации”, под которым понимается возвращение индивида в "безопасную" зону здоровья за счет наращивания резервов здоровья.

7. Управление индивидуальным здоровьем - контролируемый процесс оздоровления индивида с учетом обнаруженных феноменов, позволяющий поставить первичную профилактику хронических неинфекционных заболеваний на строго научную основу.

Описанный нами феномен “безопасного” уровня здоровья даёт возможность выявить непосредственную причину развития эпидемии хронических неинфекционных заболеваний во второй половине прошлого века. Эта причина – снижение максимальных аэробных возможностей человека на популяционном уровне (рис. 2).

 

Рис.2

 

“Управление индивидуальным здоровьем” - путь, который предлагает валеология для профилактики хронических неинфекционных заболеваний, включая заболевания сердечно-сосудистой системы. Единый фактор риска (низкий уровень здоровья), простота, дешевизна и доступность методических приёмов намного упрощают скрининг населения с целью выделения группы риска и оценку эффективности профилактических мероприятий. При их проведении акцент смещается на приоритет физической нагрузки, эффективность которой, по представлениям кардиологов, ещё нуждается в доказательствах. По мнению ВОЗ низкая двигательная активность не является самостоятельным и значимым фактором риска развития ИБС. Несмотря на огромное число эпидемиологических исследований, выполненных в период с 1950 по 2000 годы на больших массивах испытуемых, роль двигательной активности остаётся спорной. В одной трети работ не удалось подтвердить однозначную связь низкого уровня двигательной активности с повышенным риском развития ИБС и наоборот. В течение 30 лет наблюдали выпускников Гарвардского университета, различающихся по уровню двигательной активности. Малоподвижные выпускники чаще болели инфарктом миокарда и умирали от него (Paffenberger). С другой стороны, финские лесорубы, которые имели высокий уровень энерготрат на протяжении суток, чаще заболевали и умирали от инфаркта миокарда в сравнении с мужчинами, у которых объём суточной активности оказался меньшим (Karvonen).

Причина подобных расхождений установлена нашими исследованиями. Оказалось, что в эпидемиологических исследованиях, посвящённых роли двигательной активности в возникновении ИБС, не учитывали её направленность (аэробная или анаэробная) и интенсивность, то есть то главное, что определяет конечный эффект физической нагрузки. Как только акцент в исследовании переносится с объёма нагрузки на другие её характеристики, а также конечный результат (уровень соматического здоровья – аэробный потенциал), роль двигательной активности в профилактике ИБС становится очевидной. Кардиопротективным эффектом обладают только аэробные физические упражнения циклического характера при интенсивности, сопровождающейся ЧСС 65-85% от уровня толерантности, а у практически здоровых - 65-85% от МПК. Строгая регламентация оздоровительных нагрузок позволяет сохранить “безопасный” уровень здоровья не только в 50, но и 70 лет (рис. 3). Об этом же говорит опыт отечественных геронтологов (11). В то же время гипокинезия с последующим выходом из “безопасной зоны” здоровья ведёт к развитию эндогенных факторов риска ИБС с последующей манифестацией патологического процесса.

 

Рис.3: Группы испытуемых: первая группа столбиков – мужчины в возрасте около 50 лет, вторая – около 70 лет.
Обозначения: 1 – ведущие малоподвижный образ жизни; 2 – занимавшиеся спортом в прошлом; 3 – продолжающие заниматься спортом для всех. БУЗ соответствует МПК=40 мл\кг\мин.

К сожалению, кафедра санологии (медицинской валеологии) КМАПО, которая возглавляет в стране (и в мире) проблему, не в состоянии провести крупномасштабные проспективные исследования с целью доказательств эффективности своих подходов на популяционном уровне. Мы разработали теорию вопроса, методические подходы, доступные для фельдшерско-акушерских пунктов и поселковых больниц, доказали действенность наших разработок на небольших выборках. Наши разработки внедрены в некоторых подразделениях ФСБ России, АО “Газпром”, министерстве энергетики России и др. Но популяционные исследования – прерогатива Национальных программ и академических иститутов. У украинской медицинской науки есть возможность проявить себя на мировой арене. Мы к этому готовы. Готовы ли кардиологи?

Зав. кафедрой спортивной медицины и санологии КМАПО им. П.Л.Шупика
Проф. Апанасенко Геннадий Леонидович

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Апанасенко Г.Л. Эволюция биоэнергетики и здоровье человека. С.Пб., 1992, 134 с.
  2. Апанасенко Г.Л. \\Здоров’я Украины, 2004, №10 (95).
  3. Апанасенко Г.Л., Попова Л.А. Медицинская валеология. Киев, 1998.
  4. Апанасенко Г.Л., Науменко Р.Г. //Теория и практика физической культуры, 1988.-№ 4, -С. 29-31.
  5. Безматерных Э.Л.,Куликов В.П. \\Физиология человека, 1998,-№3,- С.79-85.
  6. Василенко А.М. \\ Космическая биология и авиакосмическая медицина, 1980,-№ 6,- С.3-10
  7. Гундаров И.А. Пробуждение… М., 2001, 349 с.
  8. Гундаров И.А., Полесский В.А.\\ Мед.газета., 1990,- 18 апреля,- С..3.
  9. Коваль Е.А.\\ Здоров’я Украины, 2004, №19 (104)
  10. Козлов И.Д., Фомина Р.Ф., Апанасевич В.Ф. и др.\\ Тер. Архив, 1997, №1, - С. 14-17.
  11. Коркушко О.В., Ярошенко Ю.Т.\\ Мед. всесвит, 4004, т.4.с. 28-36.
  12. Оганов Р.Г. Гундаров И.А.\\Сов. Здравоохр.-1989.-№1.-с.17-19
  13. Прохорскас Р.П. и др.\\ Кардиология.-1987.-№1.-с.14-19
  14. Backer G.D. a.o.\\Europ.Heart J.-1988.-vol.9.-p.238-242.
  15. Blaire S., Kone H., Paffenberger R. a.o. Physical fitness a. all-cause mortality \\JAMA, 1989,-Vol.17,-№ 7,- Р. 2395-2401.
  16. JAMA,.-1984.-vol.251.№3.p.351-364
  17. Hatano S. Общемировое значение проблемы гипертонии и инсульта. ВОЗ, Женева, 1977
  18. Keys A. Seven countries…London, 1982, 353 p.
  19. Saltin B. The aging endurance athlete\\Indianapolis, 1986, p.59-80
  20. Sanmerson O. a.o.\\JAMA, 1987.-vol. 258.-№13.-p.1768-1776
  21. Strandenberg T., Salomaan V., NauKkarinen V. et al. Long term Mortality after 5-years Multifactorial Primary Prevention of Cardiovascular diseace in Middle-aged Men.\\ JAMA, 1991, -Vol. 266, № 9 – Р. 1225-1229.
  22. Waaler H.Th. Height, Weight a. mortality. Rapport Nr 4-1984




Проблемы современной медицины | | Традиционная медицина | | Гомеопатия | | Гомотоксикология | | Акупунктура | | Інформационная медицина | | Психотерапия, Психоанализ, НЛП | | Санология, Валеология, Технологии здоровья | | Биоритмология, Хрономедицина | | Антропософская медицина | | Медицинские изюминки | | Обучение | | Публикации | | Медицинские центры | | Врачебные общества | | Наши партнеры | | Консультации | | Врачи | | Фотогалерея |

 Александр Задорожный, дизайн Дмитрий Шутко.
Ukrainian Russian