Холистическая медицина во Львове
Проблемы современной медицины
Традиционная медицина
Гомеопатия
Гомотоксикология
Акупунктура
Інформационная медицина
Психотерапия, Психоанализ, НЛП
Санология, Валеология, Технологии здоровья
Биоритмология, Хрономедицина
Антропософская медицина
Медицинские изюминки
Обучение
Публикации
Медицинские центры
Врачебные общества
Наши партнеры
Консультации
Врачи
Фотогалерея


Пошаговая инструкция
уменьшения желудка
за 30-40 дней
без хирургического
вмешательства,
естественным путем
.


Как правильно болеть
гриппом и простудой
без лекарств и докторов,
с пользой для здоровья...


Г.Л. Апанасенко "Эволюция биоэнергетики и здоровье человека"


Энергетическое правило скелетных мышц
И.А.Аршавского

Данные многолетних исследований, проведенных И.А.Аршавским с сотрудниками, позволили установить, что уровень энерготрат в состоянии покоя и соответствующий им уровень различных систем организма определяются особенностями функционирования скелетных мышц в различные возрастные периоды (начиная с антенатального). Установив ведущую роль скелетной мускулатуры, регулируемой деятельностью соответствующих нервных центров, И.А.Аршавский [1972] сформулировал в противовес энергетическому правилу поверхности Рубнера энергетическое правило скелетных мышц. Сущность и физиологический смысл этого правила заключаются в том, что двигательная активность живой системы независимо от причины, ее вызвавшей (эндогенной — в связи с необходимостью удовлетворения, например, пищевой потребности или экзогенной — в связи с действием стрессорных раздражений), является фактором функциональной индукции избыточного анаболизма.

И.А.Аршавский различает две формы избыточного анаболизма. Первая представлена в антенатальном периоде и в раннем постнатальном возрасте с постепенным ее затуханием и выражается в избыточном накоплении протоплазменной массы, что и обусловливает увеличение линейных и весовых характеристик организма.

Вторая форма избыточного анаболизма возникает после реализации антигравитационных реакций еще в процессе продолжающегося роста и после завершения его. Она наиболее выражена во взрослом состоянии и проявляется не в избыточном накоплении массы, а в избыточном накоплении структурно-энергетических потенциалов в скелетных мышцах, повышающих их последующие рабочие возможности. От себя добавим, что обе формы избыточного анаболизма имеют место, очевидно, не только в отношении скелетных мышц, но и в органах, и в системах, обеспечивающих функцию движения (сердечно-сосудистая, дыхательная, эндокринная системы и т.п.). Таким образом, рост и развитие являются естественным следствием активности живой системы и ее элементов. Эта активность создает определенный дефицит энергии в растущем организме и не определяет возвращения уровня энергии к исходному состоянию, а восстанавливает ее с избытком.

В избыточности анаболизма, индуцируемого функциональной активностью, заключается ведущий механизм, лежащий в основе процессов роста и развития.

Связанная с ограничениями двигательной активности недостаточная стимуляция избыточного анаболизма в период роста и развития, когда отмечаются наибольшая пластичность и подверженность влиянию внешней среды, способствует их ограничению и неполному использованию генетического фонда. Это приводит к низкому физическому развитию и уровню функциональных возможностей, трудно восполнимых в зрелом возрасте даже путем систематической физической тренировки [Andersen et al., 1978].

С позиций концепции И.А.Аршавского представляется важным отметить следующее. Существование двух форм избыточного анаболизма (накопление протоплазматической массы и рост структурно-энергетических потенциалов), что по сути дела характеризует различные стороны системогенеза, а также их различная интенсивность в разные возрастные периоды заставляют сделать очень важный для практики вывод: в различные периоды онтогенеза человека для характеристики его развития необходимо делать акцент на соответствующие показатели, указывающие на результат той или иной формы избыточного анаболизма. Если в период новорожденности, грудного возраста, раннего и частично первого детства развитие должно характеризоваться преимущественно динамикой линейных и весовых показателей (рост протоплазматической массы), то в более старшем возрасте это должны быть показатели структурно-энергетического потенциала, т.е. система биоэнергетики, или энерговооруженность биосистемы. Возрастной период, когда следует переходить от использования преимущественно одного вида показателей к другому, должен быть, очевидно, обусловлен возможностью использования соответствующего типу анаболизма тестирования (см. ниже).

 

Динамика функционального резерва биоэнергетики в онтогенезе

Одной из самых существенных черт организма сразу после рождения следует считать высокий уровень энергетических трат на единицу массы тела и соответствующий ему уровень деятельности различных органов и систем. Если суточная величина энерготрат у взрослого человека составляет 24 ккал на 1 кг массы тела, то у новорожденных она в 2 раза выше: 42-48 ккал/кг.

Значение высоких энергетических трат в раннем возрасте для поддержания постоянной температуры тела является несомненным, однако далеко не единственным. Существует достаточно доказательств того, что основное значение высокого уровня катаболических процессов, и энерготрат в том числе, заключается в функциональной индукции избыточного анаболизма, обеспечивающего рост организма [Аршавский, 1975]. К возрасту 1-1.5 года, когда реализуется и закрепляется поза стояния, суточные энергетические траты в покое наиболее высокие: 50-60 ккал/кг. С этого периода начинается постепенное снижение энерготрат в состоянии покоя: организм в этих условиях приобретает существенно новые черты гомеостаза — холинергические [Аршавский, 1981]. Перестройка на адренергический характер регуляции осуществляется лишь во время мышечной деятельности и других стрессовых реакций на изменения в условиях окружающей среды. Чем выше уровень мышечной активности, стимулирующей адренергические механизмы, тем полноценнее индукция последующего анаболического покоя и соответствующего ему холинергического гомеостаза. Подобная особенность состояния функций покоя у физически тренированных лиц получила название „принцип экономизации функций" [Меllerowicz, 1956].

К 7-летнему возрасту энерготраты покоя снижаются до 40 ккал/кг. Это обусловлено тем, что к этому периоду со скелетных мышц полностью снимается терморегуляторная функция, а локомоторные акты приобретают значительную степень совершенства. К 7 годам устанавливаются настоящие ходьба и бег — по типу взрослых. Именно по этой причине, вероятно, с 7 лет появляется возможность определять максимальные для индивида энерготраты, используя соответствующие тесты с физической нагрузкой. Именно с этого возраста целесообразнее всего переходить для характеристики физического развития от линейно-весовых параметров к показателям биоэнергетики. В более ранние возрастные периоды программа, закодированная в геноме зиготы, выполняется более жестко. Позднее „команда", следующая из программы, в большей степени приобретает характер „предложения", степень осуществления которого во многом зависит от соответствия окружающих условий оптимальным. Именно поэтому в 3-6 лет двигательные качества очень жестко обусловлены генетической программой и находятся на одном уровне с антропометрическими показателями. В 7-15 лет роль генетических факторов в развитии двигательных возможностей значительно снижается.

Период полового созревания совпадает с пубертатным скачком роста и является одним из важнейших переломных этапов в индивидуальном развитии организма. Не исключено, что именно резкое усиление темпов роста протоплазменной массы вызывает то некоторое повышение удельной величины основного обмена, которое отмечается в этом периоде, а также стимуляцию некоторых адренергических процессов. Однако сразу же после завершения гормональной перестройки происходит дальнейшее снижение энерготрат в состоянии покоя (до 30 ккал на 1 кг в сутки), достигая к 17-18 годам уровня взрослого индивида (<24-22 ккал).

Таким образом, энерготраты в состоянии покоя (основного обмена) с годовалого возраста постепенно уменьшаются, несколько увеличиваясь лишь в период полового созревания.

В онтогенезе варьирует не только средняя величина энерготрат покоя, но существенно изменяются возможности повышения этого уровня (например, при физической работе) в абсолютных показателях. Считается, что в раннем детском возрасте недостаточная функциональная зрелость скелетно-мышечной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем ограничивает адаптивные возможности повышения энергетического обмена при физических нагрузках. При этом отмечено, что максимальный уровень энерготрат, производимых за счет аэробных метаболических реакций, зависит от длины, массы и поверхности тела индивида, а также от степени его физической тренированности. Этот показатель увеличивается с возрастом пропорционально длине и массе тела ребенка, достигая своего максимума к 18-20 годам. При этом из всех компонентов человеческого тела: обезжиренной массы, „активных" тканей (разность между массой тела и массой жира, костей, внеклеточной воды), клеточной массы — наиболее высокой корреляцией с МПК обладает „активная" масса тела (r = 0.91); на втором месте — обезжиренная масса тела (r = 0.85) и т.д.

Выше указывалось, что для полного представления об энерговооруженности системы необходимо рассматривать относительный показатель — МПК, мл/кг/мин, косвенно характеризующий долю активных тканей организма и, таким образом, степень совершенства его развития (вспомним определение роста, данное И.И.Шмальгаузеном!). При анализе этого соотношения в динамике роста и раз-вития организма оказалось, что оно остается практически неизменным в течение всего периода роста и развития (рис.11), вплоть до начала инволюции — 35-40 лет [Andersen et al., 1971]. Исключение составляют девушки, у которых, начиная с 13—14-летнего (в среднем) возраста отмечается существенное снижение этого показателя, что, по мнению И.А.Аршавского [1975], является следствием подготовки женского организма к осуществлению детородной функции, и связано с реализацией физиологически полноценной гистационной доминанты. Именно в этом возрасте начинает проявляться дивергенция между мальчиками и девочками в относительной величине активной мышечной массы, достигающая своего максимума во взрослом состоянии (42-44% — у мужчин, 36-38% — у женщин). Однако при сохранении высокого уровня двигательной активности указанные различия могут быть не столь значимыми.

Рис.11. МПК у мальчиков (I) и девочек (II;) [по: Rutenfranz, 1959; цит.по: Andersen et al., 1978].

По оси абсцисс - возраст, лет;
по оси ординат: 1 - абсолютные показатели, л/мин;
2 - относительные, мл/кг/мин.

 

Важно отметить, что относительные (на 1 кг массы тела) показатели функций растущего организма (в покое), обеспечивающих транспорт кислорода, также остаются практически неизменными [Аринчин, 1977]. Систематическими исследованиями В.Н.Аринчина [1983] показано, что основные показатели систолической работы сердца, отнесенные к 1 кг массы тела, у детей от 1 года до 14 лет одинаковы (рис.12).

 

Рис.12. Зависимость некоторых абсолютных (а,в) и относительных (6,г) показателей (по оси ординат) систолической работы сердца от массы тела (по оси абсцисс, кг) детей в возрасте 1-14 дет [по: Аринчин, 1983].
а,б - ударный объем сердца: а - мл, б - мл/кг; в,г - объемная скорость выброса: в - мл/с, г - мл/кг/с.

Относительная, величина МПК является критерием распределения здоровых и больных лиц на различные уровни физического здоровья, в основе которых лежит, как следует из самой сути показателя, объем резервов биоэнергетики. Регистрируя этот уровень, мы тем самым характеризуем степень успешности развития индивида.

Как уже указывалось, прямые методы определения МПК сложны и трудоемки. Требованиям простоты и доступности отвечают тесты с беговой нагрузкой.

Наши данные позволяют рекомендовать в качестве теста на общую выносливость дистанцию в беге на 1500 м. При этом распределение на функциональные классы детей младшего школьного возраста проводится с использованием нормативов, указанных в табл.13.

Т а б л и ц а 13

Функциональные классы (I-V) детей 7-9 лет в зависимости от времени преодоления дистанции 1500 м

Класс

Уровень аэробных возможностей

Мальчики

Девочки

I

II

III

IV

V

Низкий

Ниже среднего

Средний

Выше среднего

Высокий

> 11 мин 30 с

10 мин 31 с - 11 мин 30 с

9 мин 01 с - 10 мин 30 с

8 мин 01 с - 9 мин 00 с<

8 мин 00 с и быстрее

> 12 мин 30 с

11 мин 31 с - 12 мин 30 с

10 мин 01 с - 11 мин 30 с

9 мин 01 с - 10 мин 00 с

9 мин 00 с и быстрее

 

Резерв максимальных аэробных возможностей мальчиков и подростков исходя из расстояния, пробегаемого испытуемым за 12 мин. (12-минутный тест Купера), представлен в табл.14.

Т а б л и ц а 14

Шкала оценок максимальных аэробных возможностей в зависимости от результатов 12-минутного теста [по: Душанин и др., 1982]

Функ-
цио-
наль-
ный
класс

Уровень
аэробных
возмож-
ностей

Расстояние, м, у детей разного возраста лет

6-8

9-10

11-12

13-14

15-16

I

II
 

III

IV
 

V

Низкий

Ниже среднего

Средний

Выше среднего

Высокий

1000-1550

1560-1799
 

1800-1980

2000-2249
 

≥2250

1100-1750

1755-1900
 

1960-1986

2140-2335
 

≥2400

1126-1895

1965-2175
 

2192-2301

2333-2415
 

≥2797

1401-2051

2110-2250
 

2360-2501

2580-2665
 

≥2744

1976-2395

2429-2545
 

2590-2661

2682-2772
 

≥2827

Следует подчеркнуть, что непрямое определение аэробных возможностей ребенка с использованием тестов с беговой нагрузкой требует значительных усилий. Поэтому им должен предшествовать медицинский осмотр, что снижает возможности применения метода.

Оглавление

Назад

Продолжение

В начало страницы

 



Проблемы современной медицины | | Традиционная медицина | | Гомеопатия | | Гомотоксикология | | Акупунктура | | Інформационная медицина | | Психотерапия, Психоанализ, НЛП | | Санология, Валеология, Технологии здоровья | | Биоритмология, Хрономедицина | | Антропософская медицина | | Медицинские изюминки | | Обучение | | Публикации | | Медицинские центры | | Врачебные общества | | Наши партнеры | | Консультации | | Врачи | | Фотогалерея |

 Александр Задорожный, дизайн Дмитрий Шутко.

Ukrainian Russian